Вы удивитесь, узнав, сколько людей изучает иностранные языки просто потому, что им это нравится. В современном мире, где процветают торгово-рыночные отношения, ценится время, и при этом люди стараются делать только то, что имеет выгоду или в дальнейшем принесет пользу- многим не хватает причин и поводов, которые позволили бы им без зазрения совести просто заниматься вещами, от которых они получают удовольствие.

Но вдумайтесь: У-Д-О-В-О-Л-Ь-С-Т-В-И-Е… не это ли ТО, ради чего мы зарабатываем деньги, проводим на работе по 8 часов в день (если не больше)? Если у нас есть возможность получать удовольствие здесь и сейчас, то зачем искать какие – то дополнительные причины? Когда мы заняты чем-то действительно вдохновляющим -мы уже получаем невероятные по силе эмоции! Эндорфины вырабатываются со скоростью света, заряжая нас энергией и отличным настроением!

Еще одно подтверждение данным словам мы находим в книге «Ешь, молись, люби», написанной Элизабет Гилберт, которой изучение итальянского помогло выйти их тяжелейшей депрессии.

Просто вдохновитесь отрывком из этой замечательной книги.

« Чего я хочу? Отвечая на этот вопрос, я понимала, что одно странное желание присутствовало всегда: Я хочу выучить итальянский. Много лет я мечтала выучить итальянский. Этот язык прекраснее, чем розы. Но моему желанию не находилось практического оправдания. Не логичнее было бы вспомнить французский или русский, ведь их я уже учила несколько лет назад? Или выучить испанский, чтобы лучше понимать своих сограждан-американцев? Зачем мне итальянский? Не собралась же я переезжать в Италию. Выучиться играть на аккордеоне и то практичнее. Но неужели все, что мы делаем, должно иметь практическую цель? Много лет я пахала, как прилежный солдатик, – работала, писала, всегда укладывалась в сроки, заботилась о близких, держала в порядке зубы и исправно платила по кредиту, голосовала и т. д. и т. п. Неужели вся наша жизнь – это всего лишь обязанности? Неужели в эту темную пору неудач, когда я чувствую, что лишь изучение итальянского способно принести мне радость, мне нужно какое-то иное оправдание? И не такая уж это неперспективная цель – изучение языка. Вот если бы в тридцать два года я решила стать прима-балериной нью-йоркского балета, это вызвало бы сомнения. Но выучить язык – вполне возможно. И вот я записалась на курсы «непрерывного образования» (другими словами, в вечернюю школу для разведенных). Друзья очень смеялись. Мой друг Ник спросил: «Почему итальянский? Ты, наверное, думаешь, что Италия снова вторгнется в Эфиопию, на этот раз успешно, и тогда можно будет похвастаться знанием языка, на котором говорят в целых двух странах!» Но я любила этот язык. В нем каждое слово было как пение соловья, как волшебное заклинание, как тающая во рту конфета. После занятий я бежала домой под дождем, наливала горячую ванну и лежала в пене, читая вслух итальянский словарь и забывая о тяжелом разводе и своем ноющем сердце. Произнося слова, я смеялась от восторга. Я называла телефон ильмио телефониньо («мой милый маленький телефончик»). Я стала одной из тех, кто раздражает всех своих знакомых, говоря на прощание чао. Только моим знакомым не повезло еще больше: ведь я к тому же объясняла, откуда произошло это слово. (На всякий случай скажу и вам: это сокращение от фразы, которую средневековые венецианцы произносили в интимных ситуациях: «Sono il suo schiavo», или «Я твой раб».) Уже произнося эти слова вслух, я чувствовала себя желанной и счастливой. Адвокат по разводам говорила, что беспокоиться нечего; у нее была клиентка из Кореи, которая после ужасного развода сменила имя на итальянское, чтобы снова почувствовать себя желанной и счастливой. Да как знать, может, я и в Италию перееду…»